Найди Сашу в этой игре и пообщайся с ней сейчас!

Плейбокс

Эвер Афтер Хай

Школа «Долго и счастливо»

История Браер Бьюти

Эвер Афтер Хай

— Шэннон Хэйл —

Для Браер Бьюти упаковка вещей никогда не была пустячным делом.

В ее огромной спальне находилось двенадцать манекенов, изготовленных из ветвей шиповника и покрытых тканью. Она наряжала их снова и снова, меняя топы и юбки, надевая и снимая диадемы с поясами. От очков до обуви — ей предстояло перебрать каждую вещь, чтобы взять самое лучшее с собой в школу. В конце концов, ее ждал Год Наследия — время, когда ей предстояло принять свою судьбу и стать следующей Спящей Красавицей. Это самое важное событие в ее жизни. Все взоры будут устремлены на Браер, именно поэтому она должна выглядеть просто неотразимо.

Браер сделала шаг назад, чтобы оценить свои творения. Она вся трепетала от волнения — все-таки чего-то не хватало в нарядах! Включив МиррорЧат, она написала своим лучшим подругам Эппл Вайт и Блонди Локс.

«Девочки! Вы как всегда выглядите сказочно, — сказала Браер. — Как у вас дела?». Браер не видела своих друзей два месяца, начиная с их совместной поездки на Зазеркальный Пляж в начале лета.

«Я так взволнована из-за предстоящего Года Наследия! — промолвила Эппл. — Думаю, это волнение отражается в моих глазах и румянце на щеках».

«Определенно. Но мне нужна ваша помощь. Что вы о них думаете?» — спросила Браер, поднося свой МиррорПад к разряженным манекенам.

«Очаровательно!» — воскликнула Эппл.

«Они очень хороши», — согласилась с ней Блонди.

«Какие драгоценности ты будешь использовать для их украшения?» — спросила Эппл.

«Драгоценности! Спасибо! Этого-то им и не хватает! Увидимся позже. Конец связи!» — воскликнула Браер.

«До связи», — ответили Эппл с Блонди, отключаясь от чата.

Браер вытащила шкатулку с драгоценностями из-под кровати. Это было нечто большее, чем простые украшения. Бравые юноши часто одаривали ее различными ожерельями и браслетами — одно из бесчисленных преимуществ быть принцессой.

Браер приподняла крышку. Шкатулка была пуста.

Она ахнула.

«Мам! — закричала она. — Мам! Нас ограбили! Мам! Иди сюда!».

Тишина. Что ж, это было неудивительно. Пребывание на протяжении сотни лет в волшебном сне дало небольшие побочные эффекты, и Спящая Красавица, должно быть, опять задремала. С ней это случалось частенько. Браер лишь надеялась, что она не заснула опять в каком-нибудь неподходящем месте, например, в тарелке со своей утренней кашей.

Браер забралась на подоконник. Прыжок был быстрейшим способом спуститься вниз. Уже балансируя на краю подоконника, она заметила, что повозка с сеном, которая всегда стояла под ее окном — исчезла! Кругом лишь сплошные булыжники, которыми был устлан двор.

«А-а!» — воскликнула Браер. Туфли на высоких каблуках заскользили, и она отчаянно вцепилась в занавески.

А затем случилось самое худшее, что могло было произойти. Она уловила знакомое чувство, будто вот-вот чихнет, но это было совсем другое. Браер хорошо знала, ведь эта ненавистная вещь случалась с ней по нескольку раз за день. Видимо, внезапные засыпания ее матери — вещь генетическая.

«На помощь! — закричала Браер. — Помо…».

Она заснула.

Казалось, что она потеряла сознание на долю секунды, но когда Браер проснулась, то уже не висела за окном, цепляясь за занавески. Она была внизу, во дворе. К счастью, в руках своего отца. Он поймал ее как раз вовремя.

— Браер! — воскликнул он. — Сколько раз я говорил тебе…

— Но повозка с сеном...

— …не прыгать из…

— …но, она всегда была здесь, и…

— …окон, но эта твоя привычка…

— …меня ограбили!

— Что?! — Отец поставил ее на землю, уперся кулаками в бока и предстал в геройской позе. Хоть он и был уже королем средних лет, но, в конце концов, он был самым смелым принцем во всем королевстве, который отважился отправиться в замок Спящей Красавицы. И он никогда не забывал об этом.

«Кто осмелился напасть на нас здесь, в нашем уютном доме? — воскликнул он, указывая на их огромный розовый мраморный дворец. — Я не успокоюсь, пока не найду злодеев!».

С этими словами он умчался прочь.

«Они украли мои драгоценности!» — прокричала Браер ему вслед, так как он забыл спросить, что именно было украдено. Кажется, ее отец предпочел бы найти дракона и сразиться с ним, нежели искать ее драгоценности. Как же она появится в Эвер Афтер Хай без своих украшений? Это самый сказочно-эпический провал!

«Мам!» — вновь закричала она.

Браер направилась в бальный зал, где столкнулась с тремя младшими братьями, пробегавшими мимо.

«Эй!» — вырвалось у Браер.

Они не обратили на сестру никакого внимания и просто пробежали мимо.

Войдя в зал, Браер отметила, что этим утром ее братья были очень заняты. Около сотни стульев, принесенных из столовой, были сложены в огромную, с трудом балансирующую башню, задрапированную простынями и одеялами. Браер сильно сомневалась, что во всем замке осталась хоть одна нетронутая кровать.

«Мам! Где ты? Нас ограбили!».

В дальнем углу зала одна из стуло-одеяльных башен рухнула на пол. Два братца вытащили из-под нее простыни и умчались прочь, оставляя позади себя белый шлейф. Может быть, ее братья взяли драгоценности? Вряд ли. Какое им дело до каких-то безделушек? К тому же они слишком заняты своей одеяльной крепостью, чтобы отвлекаться на всякие ожерелья.

«Мам!».

Браер вбежала в восточную галерею и схватила подвесной канат, который был прикреплен к потолку. Хорошо разбежавшись, она оттолкнулась и стремительно полетела вперед через всю галерею и гостиную, выкрашенную голубой краской. Еще трое братцев (сколько же у нее братьев?!) со свистом неслись в другом направлении. В руках они держали что-то черное. Вслед за ними мчался учитель музыки, крича и отчаянно пытаясь догнать своих учеников. Браер покачала головой. Ему никогда не догнать их.

«Где мама? — прокричала она им вслед. — Вы не видели грабителей?».

Но они уже исчезли.

Пролетев через какое-то желтое помещение, Браер очутилась в музыкальной комнате. В замке была куча длиннющих коридоров и сообщающихся комнат, поэтому такой своеобразный вид транспорта был просто необходим. К тому же это очень круто! Браер отпустила веревку и благополучно приземлилась на подушки, что валялись на полу в музыкальной комнате.

Подушки в замке были повсюду, на случай, если королеву или ее дочь внезапно одолеет сон. Но Браер не слышала храпа матери ни на одной из них, также она не заметила ни следа грабителей. Что же все-таки здесь происходит?

В животе у Браер заурчало. Она так увлеклась собиранием вещей, что совсем забыла позавтракать.

«Мам! Где…».

Браер услышала храп. Клацая своими высокими каблуками по мраморному полу, она помчалась в направлении западной обеденной комнаты. Браер хорошо бегала на каблуках. В действительности она так привыкла ходить на высоких каблуках, что в те редкие моменты, когда была босоногой, ходила на пальцах.

«О, мама!» — воскликнула она.

Коричневолосая Красавица сидела за столом, лицом в тарелке с остывшей яичницей и благополучно спала. Браер невольно подумала, что уж лучше яйца, чем каша. Она сняла с себя свитер и накинула его на плечи матери, опасаясь, что та может замерзнуть.

И на мгновение сердце Браер пронзила необыкновенная печаль. На предстоящей церемонии Дня Наследия ей предстоит поставить свою подпись в Книге Сказок, и тем самым связать себя магическим обещанием стать следующей Спящей Красавицей. А это означает, что ей предстоит проспать целых сто лет. Только подумать, сколько вечеринок она пропустит, сколько замечательных лет потеряет без своей семьи, Эппл и Блонди. Не говоря уже о том, как сильно изменится мода, когда она проснется!

Послышалось тихое сопение матери. Ей было очень уютно, она выглядела такой довольной, такой сонной…

О, нет! Это чувство вновь одолевает ее. Браер с силой хлопнула себя по щекам.

«Не спать, не спать…».

А затем она рухнула на подушки.

Спонтанные засыпания Браер были несомненным недостатком, но было в них и одно волшебное преимущество. Когда она погружалась в глубокий сон, то могла слышать все беседы, которые велись во дворце и его окрестностях — так, будто все это происходило в ярком сне.

«Этот пастушок сходит с ума от нашей доярки. Ты заметила? — обратилась повариха к одной из мойщиц. — Он словно во сне, когда она рядом…».

«Фред чувствует себя хорошо, — прошептал один стражник другому. — Просто он немного сонный. Он опоздал потому, что рисовал автопортрет для своей девушки…».

«У меня клад больше!» — прокричал ее братец Лоялти, устремляясь в сад с розами и держа в руках…

Браер внезапно проснулась и быстро вскочила на ноги. Ага!

«Браер? — промолвила ее мать, приподнимаясь и убирая кусочки яичницы со своей щеки. — Кажется, я задремала. Где мальчики? Надеюсь, они в порядке».

«Не беспокойся, мам. Я позабочусь о них».

Браер помчалась в оранжерею, которая находилась на втором этаже, схватилась за ручку канатной дороги и вылетела из окна. Пронесшись молнией через внутренний двор в сад с розами, она приземлилась на перину, которая предусмотрительно находилась у фонтана.

Ну, конечно же! Вот где была пропавшая повозка с сеном. Простыни и одеяла превратились в паруса, а черный флаг с изображением белого черепа и скрещенных костей грозно развевался на верхушке главной мачты.

Похоже, братцы оставили крепость в бальном зале, и нашли себе новую игру. Семеро из них стояли на палубе пиратского корабля, представлявшим собой повозку с сеном. На них были повязки, сделанные из черной мантии учителя музыки. Они обвевали их головы, словно шарфы и закрывали один глаз. Размахивая деревянными мечами, они что-то кричали восьмому брату, Тенасити, который был одет во все зеленое и стоял на верхушке каменной русалки в фонтане.

Похоже, Тенасити не повезло со жребием. Намного веселей быть пиратом.

Трое одинаковых братьев кричали ему:

«Мы достанем тебя, Питер Пэн!».

«Как осмеливаешься ты нападать на славный корабль Веселый Роджер!».

«Мы сделаем пирог из тебя, Питер Пэн!».

«Эй!» — крикнула им Браер.

Вся троица вздрогнула, уставившись на нее своими карими глазами.

«Повозка с сеном? — произнесла она. — И простыни? И мантия учителя музыки? Не говоря уже о моих драгоценностях!». Она указала на только что выкорчеванный куст роз. Браер была готова поспорить на свои новые черные атласные туфли, что эти юные пираты закопали там ее драгоценности.

«Вы, маленькие ворюги! Как вы могли? Вы же знаете, что я еду завтра в Эвер Афтер Хай».

Мальчики кивнули. Они знали об этом и теперь выглядели немного расстроенными.

«Прости, Браер» — произнесли они в унисон.

Каридж, державший пиратский флаг, опустил его вниз. У Галантри задрожала нижняя губа. Тенасити слез со статуи, намочив ноги в воде, а Хонор, самый младший из них, зашмыгал носом.

Ох…Они были такими милыми, словно гнездо летних кроликов. Браер не могла больше сердиться.

«Выкопайте мое сокровище, вы, пираты! — повелела она. — Или же я заставлю вас ходить по тонкой дощечке над водами, кишащими крокодилами. И не проявлю ни грамма жалости!».

«Сию секунду, Браер», — ответили они с улыбкой на губах.

«Капитан Хук для вас, парни!».

«Слушаемся, капитан Хук!» — закричали мальчики с сияющими глазами.

«А теперь копайте, подлые личинки! — закричала Браер, оборачивая черную повязку вокруг своих волос. — Как только ваш капитан получит свой клад, мы отправимся на захват кухни!».

Мальчики подняли деревянные мечи вверх и горячо поприветствовали своего нового капитана.

Хоть у Браер было много дел по упаковыванию вещей, но ведь всегда можно найти время для небольшой пиратской вечеринки.


Всем спасибо! Не забывайте заглядывать почаще, писать комментарии и ставить лайки, если вам нравятся мои переводы :)

Имя Браер (Briar) переводится с английского как «шиповник». Поэтому Хэйл, описывая манекены, говорит, что они сделаны из ветвей шиповника. А вообще, полное имя Briar Beauty можно примерно перевести, как «Прекрасный Шиповник». Наверное, здесь намек на ее судьбу, ведь шиповник колючий, а Браер как раз и предстоит уколоть палец и погрузиться в вековой сон.